1 1 1 1 1 1 1 1 1 1

В XVIII в. французский естествоиспытатель и философ Ж. Ламетри опубликовал книгу «Человек — машина», сразу же получившую в глазах современников противоречивую оценку. Если церковь увидела в ней проказы дьявола, то круг светских читателей разделился. Одни из них допускали сравнение человека с техническим устройством, другие усматривали в публикации курьез, третьи ополчились против механистического подхода к целостности человеческого организма и выполняемых им отправлений.

С позиций XX в. можно, пожалуй, найти немало рационального в трактовке проблемы каждой из перечисленных групп рецензентов. Уже в середине прошлого века выдвинутая Ч. Дарвином теория естественного отбора натолкнула ученых на мысль о целесообразности развития в животном и растительном организмах приспособительного механизма, а также единстве роднящих их компонентов. К последним относятся клеточная теория, идентичность минеральных и биологических элементов, схожесть физиологических процессов (ассимиляция и диссимиляция), одинаковое эволюционное начало.

С работами И. И. Мечникова, О. В. Ковалевского, К. Бернара расширились представления о регенеративных свойствах живого организма. Исследователей заинтересовал вопрос, почему у низших организмов восстановительные функции более совершенны, чем у высокоразвитых организмов (например, утрата отростка морской звезды, хвоста ящерицы ведет к полной регенерации, а у теплокровных животных высшего порядка и человека поврежденная ткань замещается соединительной тканью, и утраченные органы не восстанавливаются).

В основе спаечной болезни, анкилоза, контрактуры, вызванных воспалительными процессами, мы наблюдаем аналогичную картину. Развитие мысли в этом направлении способствовало становлению ортопедии и травм этологии, появлению проблемы медицинской и социальной реабилитации при инвалидности. Утрата того или иного органа человеком может быть частично восполнима либо путем протезирования, либо с помощью временного подключения организма к функциональным системам типа искусственные легкие, почки, сердце-легкие, ритмосердцеводитель и других технических устройств.

«Инвалид» в переводе с французского языка означает неполноценный. В основе возникновения инвалидности лежат наследственные заболевания, приобретенные болезни (соматические и профессиональные), травмы (производственные и боевые), несчастные случаи в быту и на улице, на спортивных соревнованиях и т. д. Инвалидность — не только несчастье конкретной личности, но и его окружающих, общества в целом. В Зависимости от социального уклада общества, в котором живет такой человек, находится и возможность его полного или частичного возвращения к профессии, к нормальной жизни.

В антагонистическом обществе, раздираемом социальными противоречиями, нет ничего, что могло бы сдержать преступные устремления представителей частнопрактикующей медицины. Отсутствие этических норм для ученых-медиков затрудняет контроль за выполнением этого правила. Однако, если бы такой документ и существовал, то он все равно бы нарушался в тех странах, где медицина превращена в бизнес. Ведь медицинские услуги там — тот же товар, и каждый торговец волен диктовать свои условия покупателям.

В последнее время в западной печати приводятся многочисленные случаи шарлатанства в сфере фармацевтического производства. Между тем еще в 1907 г. русский врач Соколов в брошюре «Где правда?» не только писал об аналогичных примерах из практики медиков, но и пришел к выводу о том, что подобные факты — следствие бесконтрольности медицины, отданной на откуп частникам. Он вполне обоснованно сделал упрек самому обществу, мало заботившемуся как о населении, так и о медиках. «Врачи завалены работой, - писал Соколов,— и часто без должного внимания относятся к больному и его болезни. Больные, в свою очередь, жаждут получить исцеление сразу и скоро перебегают от врача к врачу в случае неуспеха лечения, отчего чаще страдают и делаются, таким образом, добычей темных шарлатанов. Нужна, следовательно, коренная реформа в отношениях между врачами и их пациентами, и это одна из назревших мировых задач. Иными словами, по мысли автора, требовалось переустройство общества на демократических началах, подчинения всех его институтов интересам большинства. Последующий ход истории показал неоспоримое преимущество государственного подхода к вопросу организации системы здравоохранения,

У американского писателя А. Бухвальда есть рассказ, в котором прослеживается одна заслуживающая внимания идея. Пересадка органов, замещение недостающих частей организма протезами по мере своего развития способны заменить многие естественные органы. Человек как бы заново «перестраивается», но насколько при этом сохраняется его индивидуальность (скажем, мироощущение и прочие характеристики)? Не превращается ли он в подобие биологического робота? Нам кажется, что в методическом отношении замещения имеют свой предел (мозг еще не научились пересаживать) и что индивидуальность при подобных превращениях не исчезнет до тех пор, пока постоянным остается сознание человека самого себя и окружающего его мира. Проблема теоретически может возникнуть тогда, когда исследователи займутся не только составлением органов и тканей (при условии обеспечения нормальной жизнедеятельности человека), но и искусственным выращиванием людей по примеру Д. Петруччи. Американские исследователи усиленно работают в этом направлении. И движет ими не столько свойственная ученым любознательность, сколько услужничество перед хозяевами, стремящимися обрести мировое господство путем производства «искусственных людей». Подобные существа, по расчетам маньяков, не только легко восполнимы и обходятся «дешевле» обыкновенных людей, но и безопасны в социальном отношении.

Рассматриваемая нами проблема имеет и еще одну особенность. Если удастся «компоновать» человеческий организм и по мере износа одних органов (тканей) замещать их другими, то теоретически представляется возможность обеспечения заданного или желательного срока жизни. Другое дело, будет ли эта жизнь полноценной, ибо каждый человек — продукт своего времени и может жить лишь в среде, свойственной ему с рождения. При преодолении этого барьера (ведь личность, лишенная полноценного сознания, может существовать в любой среде и в любом времени) возникнет необходимость пересмотра многих ценностей, выработанных человечеством. В этом случае, по мнению буржуазных идеологов, всякие теории о классовой природе общества, о неизбежной смене общественных формаций отпадут сами по себе. Тогда для буржуазного мира наступит «золотой век».

Людям всегда было свойственно фантазировать. Здоровый вымысел полезен и необходим. Но идея может превратиться и во зло с трудно предугадываемыми последствиями. Именно по этому пути идут ученые, подчинившие свой разум и талант служению интересам капитала.

До наших дней дошла эпитафия, начертанная на надгробье почившего римлянина. Она гласит!

«Я жил, пока хотел; как умер, не знаю».

Современная медицина знает и проявления смерти, и причины ее наступления, равно как умеет преодолевать, например, клиническую смерть. Однако вокруг этого неизбежного процесса природы порождена масса слухов, с ним связано и немало спекулятивных моментов. К их числу можно отнести «поддержание» жизни умершего децеребрированного человека (т. е. человека, лишенного мозга) путем подключения трупа к системам ДИК, АИЛ и их аналогов, крионирования до наступления лучших времен в медицине, когда можно будет исцелить умершего и даровать ему вторую жизнь и т. д.

По мнению академика В. А. Неговского, реанимация должна осуществляться до тех пор, пока жив мозг. Не оправданно также оживление новорожденных в случае гибели мозга. В подобных случаях можно восстановить деятельность сердца, но при повреждении высших отделов мозга человек обречен на бессмысленное вегетативное существование. Отцы «криогеники» американцы Р. Нельсон и Д. Гетер, более 16 лет дурачившие доверчивых клиентов и их родственников, в конце концов признали свою несостоятельность.

Да, медицина не всесильна, но она стремится нести людям исцеление во имя исполнения ими своего предназначения. Однако медицина бывает и уродливой, антигуманной. Именно это обстоятельство позволило жившему в XVIII в. английскому философу Д. Оуэну дать следующую характеристику медикам. «Для больного, — писал Д. Оуэн, — врач имеет три лица: человека, дьявола и бога. Когда врач сразу облегчает участь больного — он бог, когда долго и безуспешно лечит — он человек, и когда приходит за деньгами — он дьявол».

Возникает вопрос? не слишком ли много врачей в нашем обществе запродали свою душу дьяволу?

Техника властно вторгается в жизнь человека. Все более широкое применение она находит в медицине. Голография, сканнирование, кибернетическая диагностика, биоуправляемое протезирование — эти и многие другие достижения ученых являют собой лишь подступы к разгадке заболеваний, своевременного их предупреждения и лечения.

Науку иногда сравнивают с неподвластным джином, выпущенным из кувшина. Это далеко не так. Современные формы и методы управления научной деятельностью позволяют контролировать всю научную деятельность. Другое дело, что в зависимости от классовой природы общества достижения ученых используются по-разному. Для решения проблемы контроля не хватает желания и доброй воли тех, от кого это зависит на Западе в первую очередь.


Добавить комментарий

Защитный код
Обновить

Copyright ©, МЕДИЦИНА Научно-популярный журнал, 2012-1018. Все права защищены.