1 1 1 1 1 1 1 1 1 1

...1856 год. И опять в Петербург пришла осень. Смеркалось и темнело рано. Промозглый сырой ветер налетал порывами, раскачивал и пригибал деревья за окнами, нес по дорожкам сада последние коричнево-красные, золотистые, фиолетовые листья. Дождь лил косыми струями. Крупные капли выстукивали по навесу ритмичную дробь. Кто-то оставил открытой дверь, и со двора тянуло пряным и вкусным запахом намокшей травы.

В госпитале при Медико-хирургической академии дежурил 23-летний ординатор. Миновал всего один год, как ему торжественно вручили диплом лекаря с отличием. А теперь он самостоятельно делал обход.

В огромных серых палатах койки стояли тесно, длинными рядами. Больные жаловались на свои недуги, стонали, бредили, метались в жару. Некоторые лежали молча, с тяжелой грустью думая о родной стороне, о нелегкой своей службе. Другие, столпившись у окон, разглядывали серые, скучные дома, кареты, проезжавшие по лужам, торопливых одиноких прохожих. Третьи отпускали злые шуточки о больничной похлебке.

Лекарь обошел все палаты. Он прилежно осмотрел каждого больного, постукал грудь, послушал сердце и легкие, пощупал живот. После обхода долго и обстоятельно заполнял скорбные листы.

Привычная работа успокаивала, отодвигала мысли о том, что привлекало его сейчас сильнее медицины, сильнее нежно любимой музыки.

Страстью молодого лекаря стала химия. Каждая свободная минута отдавалась колбам и пробиркам, в которых совершались таинства превращения вещества. Но сегодня день был потерян—в химическую лабораторию пойти нельзя. Оставалось сидеть в обществе очередного дежурного офицера. Кого-то сегодня пошлет ему судьба в товарищи по дежурству? Опять щеголя, только и умеющего, что болтать о любовных похождениях?

С такими невеселыми мыслями лекарь тронул дверь дежурной комнаты. И подумал, что не ошибся. Перед ним сидел очень изящный, припомаженный молодой человек в мундире с иголочки.

Представились. Познакомились. Лекарь обратил внимание на выхоленную, с тонкими пальцами и узкими ногтями руку офицера.

...Потом, через многие годы, он будет вспоминать, как насторожила его вначале манера собеседника изъясняться немножко как бы сквозь зубы, пересыпать свою речь французскими словами.

Но настороженность быстро улетучивалась. Приглядываясь к офицеру, лекарь исподволь, открывал в его лице и манерах даже нечто привлекательное. Сначала беседа перескакивала с предмета на предмет. Но вот заговорили о музыке и проговорили всю ночь.

Так на дежурстве в госпитале случай свел двух будущих неразлучных друзей, двух людей, составивших впоследствии гордость и славу отечественной науки и искусства. Лекарю предстояло стать знаменитым химиком, академиком Медико-хирургической академии и известным композитором. Офицеру — оставить армейскую службу и без остатка посвятить себя музыке.

...Дежурным лекарем был Александр Порфирьевич Бородин. Дежурным офицером — Модест Петрович Мусоргский.

 

В.Е.ПОЛЯКОВ, кандидат медицинских наук


Добавить комментарий

Защитный код
Обновить

Copyright ©, МЕДИЦИНА Научно-популярный журнал, 2012-1018. Все права защищены.