1 1 1 1 1 1 1 1 1 1

Популяция микроорганизмов также представлена множеством признаков, среди которых можно назвать антигенное строение, вирулентность, устойчивость к внешним воздействиям и т. п. Этим занимается специальная медико-биологическая система наук: микробиология, вирусология, паразитология, микология, протозоология и др.

Изменчивость биологических свойств популяций макро- и микроорганизмов является источником самодвижения, внутреннего развития эпидемического процесса. Причем система «паразит — хозяин» работает по принципу обратной связи. Простейшим примером этому служит развитие в популяции населения иммунитета к определенному виду вируса гриппа, в результате чего ограничивается его распространение.

При этом нужно учитывать, что между людьми распространяются колоссальные микробные популяции, а не единичные особи микроорганизмов. Если взять единичную клетку или несколько клеток возбудителя даже такого опаснейшего заболевания, как чума, то заражения человека или животного может и не произойти, ибо нужна определенная для каждой инфекции «заражающая доза» микробов. Для одних инфекционных болезней это десяток особей, а при других инфекциях необходимы десятки тысяч частиц вируса или микробных клеток, чтобы вызвать заболевание.

Поэтому хотя микробиологи и вирусологи работают на молекулярном и клеточном уровнях, фактически они имеют дело с популяциями бактерий и вирусов. Их малая величина, сравнительно низкая степень дифференцировки, исключительно высокий обмен веществ и темп размножения приводят к тому, что на практике и в подавляющем большинстве научных исследований все операции производятся с огромными популяциями микроорганизмов. Ведь даже в одной пробирке число микробов обычно превышает численность всего населения Земли (1010 клеток и более). В промышленных же условиях микробиологи имеют дело с еще большими популяциями — порядка 1015—1020 клеток.

Важно отметить, что популяционные характеристики микромира не сводятся к свойствам отдельных особей. Возможен целый поток мутагенных форм, проявляющихся только у части микропопуляции. При этом оказывается, что даже редкие мутации как в производственных, так и в природных условиях могут охватывать миллионы и даже миллиарды особей.

Необходимость внимательного рассмотрения вопросов популяционной эпидемиологии и микробиологии диктуется и другими не менее важными обстоятельствами. Микроорганизмы составляют один из наиболее массовых компонентов биосферы, причем они способны быстро адаптироваться и к отрицательным антропогенным воздействиям. Мы являемся свидетелями беспрецедентного размножения микробов в загрязненной бытовыми и промышленными отбросами почве, воде и циркуляции их в воздухе, что может грозить непредвиденными последствиями.

При всей очевидности сказанного в эпидемиологии (да и в микробиологии) до последнего времени мало внимания уделялось популяционным исследованиям. За примерами далеко ходить не надо. Широко известен факт угрожающе быстрого распространения не отдельных штаммов, а целых популяций болезнетворных бактерий, устойчивых к антибиотикам и другим лекарственным веществам. Эпидемиологов издавна поражали также факты исключительно быстрой и повсеместной смены микробной флоры, например, при гриппе, сальмонеллезах, дизентерии, холере.

Достаточно вспомнить начало последней, седьмой холерной пандемии, когда в течение краткого времени из циркуляции были выведены возбудители так называемой классической холеры и на смену им пришел вибрион Эль-Тор. Даже в Индии, где типичные возбудители классической холеры циркулировали почти на протяжении столетия, смена микробного пейзажа заняла всего лишь два сезона. Без выявления популяционных закономерностей такие события трудно объяснить и, следовательно, предотвратить. Поэтому, прежде всего, нужно оценить природно-биологический потенциал наших врагов — возбудителей инфекционных болезней: с какими инфекциями мы встречаемся сегодня, каково их распространение и какой ценой платит человечество за эпидемии?


Добавить комментарий

Защитный код
Обновить

Copyright ©, МЕДИЦИНА Научно-популярный журнал, 2012-1018. Все права защищены.