1 1 1 1 1 1 1 1 1 1

В наше время решение ряда проблем уже не может ограничиться масштабами одной страны. Таковы вопросы охраны природы. Борьба за чистоту, например, Черного моря и Дуная — забота всех государств, чьи земли связаны с этими водными бассейнами. Точно так же и борьба с вредителями и болезнями растений и животных — это не автономное дело, оно касается всех нас, поскольку эти вредители и болезни могут быстро перебрасываться из одного района в другой. Постоянного международного сотрудничества требует профилактика таких заразных болезней, как грипп, холера или ветряная оспа, эпидемии которых время от времени распространяются по странам света.

Необходимость совместных действий разных государств в борьбе с эпидемиями возникла давно, но вначале это проявлялось в виде местных кордонов, или карантинов. Их история такова.

В 1343 г. в порту Венеции были построены специальные дома для приезжих из пораженных болезнями местностей. С библейских времен считалось достаточным для очищения от заразы 40 дней, поэтому срок их изоляции составлял 40 дней, откуда и пошло наименование карантинов (от итальянского «карантина» — сорок). В дальнейшем подобные карантины были организованы во многих странах, а болезни, против которых применялись столь строгие меры предупреждения, получили наименование карантинных инфекций.

На Руси пограничные кордоны для санитарных целен появились очень давно, во всяком случае уже с XVI в. карантинные мероприятия проводились повсеместно. О каждой эпидемической вспышке за рубежом в посольский приказ поступало специальное донесение. Вероятно, послы московских царей имели особое предписание собирать сведения об эпидемическом состоянии наблюдаемых ими государств. В обязанность воевод пограничных городов вменялось строго следить, чтобы приезжими не была занесена заразная болезнь. Иностранцы подвергались «расспросам»: не было ли в землях, откуда они прибыли, или в городах, через которые проезжали, повальных болезней. При появлении в каком-либо месте морового поветрия царские воеводы должны были об этом извещать государя.

Если это случалось на русской территории, район, где появлялись такие заболевания, окружался цепью сторожевых застав. В пораженных городах к дворам, где были случаи болезней, приставлялись специальные сторожа. Чтобы не допустить рассеивания инфекции, умершие погребались без отпевания в своих дворах и в той одежде, в которой они умерли. Церковные власти запрещали в период эпидемий «к болящим приходити».

На заставах задерживались не только проезжающие, но также переписка, идущая из «моровых мест». Письма и донесения принимались через огонь, после чего переписывались на другую бумагу и посылались далее с другим гонцом.

Конечно, при всем этом сохранялись и религиозно-мистические обычаи и обряды, скажем, заговоры или богослужения с «чудотворными» иконами. Были, безусловно, случаи пренебрежения карантинами, их обхода другими дорогами и т. п.

Широко известны воспоминания А. С. Пушкина о холере в России в 1830 г., когда он находился в Болдино, но, беспокоясь за судьбу своей невесты Натальи Гончаровой, пытался добраться в столицу.

Однако А. С. Пушкин «наехал» на карантин, который заставил его вернуться в Болдино. В дневнике за 26 июля 1831 г. он отразил и отрицательные стороны карантинов: «В прошлом году карантины остановили всю промышленность, заградили путь обозам, привели в нищету подрядчиков и извозчиков, прекратили доходы крестьян и помещиков и чуть не взбунтовали 16 губерний».


Добавить комментарий

Защитный код
Обновить

Copyright ©, МЕДИЦИНА Научно-популярный журнал, 2012-1018. Все права защищены.