1 1 1 1 1 1 1 1 1 1

Когда в России звучали фанфары и пелись хвалебные оды по поводу прививки оспы императрице, на родине Димсдаля начинал свой трудовой путь скромный сельский врач Эдуард Дженнер. Через четверть века это имя станет известно всему миру благодаря первому опыту вакцинации. Сам Дженнер описывает свой эксперимент следующим образом: «... Я выбрал здорового мальчика, около 8 лет, ...взял материю с пустулы на руке одной скотницы, которая заразилась коровьей оспой... эту материю я привил на руке мальчика 14 мая 1796 г. посредством двух поверхностных надрезов.... На седьмой день мальчик начал жаловаться на боль под мышкою, а на девятый его стало немного лихорадить, он потерял аппетит и появилась легкая головная боль. В продолжении всего этого дня ему, видимо, нездоровилось, и он провел ночь несколько беспокойно, но на следующий день затем он уже был совершенно здоров...

Для того чтобы удостовериться, что мальчик, над которым я производил опыт, после такого легкого заболевания от прививки яда коровьей оспы был огражден от заражения настоящей оспой, я произвел ему 1 июля того же года инокуляцию человеческой оспы, ...по какого-либо заметного заболевания не последовало...

Через несколько месяцев я снова привил этому мальчику человечью оспу, но это также не произвело никакого заметного действия на его организм».

Тем самым неоспоримо была доказана возможность предупреждения натуральной оспы человека прививкой ему оспы коров, которую люди переносят практически безболезненно.

По предложению Л. Пастера в честь открытия Дженнера все биологические препараты, предназначенные для активной профилактики инфекций, получили название вакцин, а сам метод их введения — вакцинации, поскольку материалом для прививок против оспы послужило содержимое везикул коровьей оспы, названное вакциной (от латинского «вакка» — корова).

Таким образом, до открытия Дженнера предупредительные прививки (вариоляция) фактически сводились к искусственному заражению людей натуральной оспой в расчете на легкое течение болезни, что зачастую приводило не только к заболеванию, но и к смерти. После же опытов Дженнера началась принципиально новая эпоха вакцинации, вооружившая медицину надежными средствами борьбы с инфекциями.

Однако для этого потребовались не только многолетние усилия медиков, но и коренные социально-экономические преобразования. В самом деле, несмотря на вековую историю вакцинации, например, в России в начале XX в. ежегодно заболевали оспой миллионы людей. Иными словами, положение мало чем отличалось от довакцинного периода из-за отсутствия заинтересованности правящих кругов в ликвидации инфекции, низкой организации и плохой материальной обеспеченности здравоохранения. Об этом можно судить хотя бы по положению дел с лечением больных оспой, о чем ярко рассказал Алексей Максимович Горький в автобиографической повести «Детство»: «На другой день я проснулся весь в красных пятнах, началась оспа. Меня поместили на заднем чердаке, и долго я лежал там слепой, крепко связанный по рукам и ногам широкими бинтами, переживая дикие кошмары... Когда я уже выздоравливал и лежал развязанный,— только пальцы были забинтованы в рукавички, чтоб я не мог царапать лица...»


Добавить комментарий

Защитный код
Обновить

Copyright ©, МЕДИЦИНА Научно-популярный журнал, 2012-1018. Все права защищены.