1 1 1 1 1 1 1 1 1 1

Подробная оценка существующего положения дел в области генетических экспериментов дается в специальном обзоре В. Г. Добротворцевой. Рассмотрим только эпидемиологический аспект проблемы.

В 1973 г. группа американских ученых, участников Гордоновской конференции по молекулярной биологии, обратила внимание общественности на опасность проведения экспериментов с рекомбинантной ДНК. Специально назначенная комиссия Национальной Академии наук США в июле 1974 г. опубликовала обращение, в котором призывала ученых всего мира наложить запрет (мораторий) на проведение некоторых видов исследований с рекомбинантной ДНК, пока не будет определена их реальная опасность. Потенциально опасными комиссия считала эксперименты по созданию новых бактериальных плазмид, по введению в плазмиды ДНК онкогенных вирусов и генов, детерминирующих синтез токсинов, а также по введению ДНК животных в бактериальпые плазмиды и вирусы, поскольку ДНК животного происхождения содержит последовательности нуклеотидов, гомологичные онкогенным вирусам.

Что же так встревожило ученых? Прежде всего непредсказуемость поведения носителей рекомбинантных ДНК. Не исключено, что новые элементы ДНК, введенные в бактерии, получат широкое распространение среди популяций человека, растений или животных, последствия чего предсказать невозможно. Лауреат Нобелевской премии Чаргофф выступил категорически против «игр в рекомбинантную ДНК», как опасных и не оправдывающих себя. Возникает проблема величайшего значения, а именно необратимость того, что предполагается совершить, ибо нельзя призвать обратно новую форму жизни.

Опасность введения прокариотического гена в организм эукариота состоит в том, что этот последний обеспечивает его эукариотическими контрольными сигналами (своего рода выдача государственных секретов на молекулярном уровне). Если даже нечто подобное эпизодически и случается в природе, проведение многочисленных экспериментов такого рода значительно усугубляет риск.

Последствием нарушения барьеров может оказаться то, что бактерии станут резервуаром для ряда вирусов животных. Лизогенные штаммы фага могут приобрести способность инфицировать человека. Бактериальные вирусы, несущие гены рестрикции, могут вызвать опустошение в животной клетке. С другой стороны, многие биологи не согласны с этим. Они ссылаются на наше невежество в вопросе обмена генов между видами. Вполне возможно, что вирусы помогают одним видам использовать генетический прогресс, приобретенный другими. В норме клетки кишечной палочки подвергаются действию ДНК из лизированных клеток млекопитающих. Кишечная палочка при повреждении может взять ДНК внутрь своей клеточной оболочки. Частота такой «незаконной» рекомбинации мала (10-9). Однако кишечник человека выделяет около 1022 бактерий в день. За прошедшие 106 лет гибриды между человеком и бактерией, конечно, возникали и были подвергнуты естественному отбору. А если так, то эксперименты с рекомбинантной ДНК уже не дадут совершенно нового класса организмов.


Добавить комментарий

Защитный код
Обновить

Copyright ©, МЕДИЦИНА Научно-популярный журнал, 2012-1018. Все права защищены.