1 1 1 1 1 1 1 1 1 1

В 50-х годах японские ученые встретились с множественной устойчивостью дизентерийной палочки одновременно к нескольким антибиотикам и сульфаниламидам. Их поразил тот факт, что точно такая же устойчивость образовывалась у бактерий кишечной палочки, никогда не встречавшейся с лекарственными препаратами, но некоторое время контактировавшей с антибиотико-устойчивыми штаммами шигелл — возбудителей дизентерии. Путем скрещивания (конъюгации) этих и других видов бактерий было установлено, что лекарственная устойчивость бактерий также определяется внехромосомными генетическими включениями.

После этих опытов было решено пересмотреть ранее известные факты «странного» поведения отдельных популяций микроорганизмов. Так, еще в 30-х годах было замечено антагонистическое действие у целого ряда бактерий по отношению к своим сородичам.

Бактериоциногенность обнаружена у многих видов микроорганизмов и представляет исключительно важное (опять-таки не только с бактериологической или генетической, но и с эпидемиологической точки зрения) явление. Дело в том, что в эпидемиологии издавна известен факт смены ведущих типов возбудителя в эпидемическом процессе. В некоторых случаях его пытаются объяснить «приспособленностью» возбудителей, например дизентерии Зонне, к размножению в молоке и других пищевых продуктах, в других — к пребыванию в водной среде, как, например, для шигелл дизентерии Флекснера. Однако чем вызывается именно такая избирательность к среде, какими биологическими механизмами она может контролироваться — это до открытия плазмид не имело материального объяснения. И только с открытием феномена конъюгации бактерий стало ясно, какими принципиальными механизмами детерминируется смена ведущих типов возбудителя.

Сейчас до 90% штаммов кишечной палочки, выделенных от больных кишечными инфекциями людей, оказывается носителями плазмид, детерминирующих лекарственную устойчивость. Примерно такая же распространенность антибиотикорезистентных штаммов шигелл, выделенных от дизентерийных больных. Аналогичные данные получены при изучении не только обитателей кишечника, но и таких распространенных возбудителей болезней, как стафилококк и стрептококк. При этом имеется вполне обоснованное предположение, что распространение лекарственно-устойчивых вариантов бактерий обусловлено не только непосредственным воздействием химиопрепаратов, по и широким переносом плазмид от одного вида бактерий к другим, т. е. идет речь о том, что плазмиды устойчивости к антибиотику, применяемому, скажем, в ветеринарной практике (а может быть, для консервации пищи или корма животных), способны конъюгировать в популяции тех видов бактерий, которые присущи человеку. И наоборот, можно ожидать, что в результате бесконтрольного применения химиопрепаратов могут появиться устойчивые к ним особи микроорганизмов, типичных обитателей домашних и даже диких животных и птиц. Например, плазмиды синегнойной палочки, нередкого спутника хирургических палат, могут трансмиссировать в популяции почвенных микробов. А условия для их встречи в настоящее время имеются, поскольку выделения от больных с синегнойной инфекцией пока еще могут загрязнять почву.

Плазмидная ДНК может быть вектором не только для генетического материала микроорганизмов, но и млекопитающих. Разумеется, что это будет иметь огромное значение для медицины и для эпидемиологии в частности. Например, новая технология с использованием генной инженерии поможет резко повысить производство антибиотиков. Намечается использование подобных принципов и в производстве гормональных препаратов за счет «поручения» микробным популяциям не свойственной им до сих пор функции производства гормонов, нужных человеку и животным (инсулин и т. п.).


Добавить комментарий

Защитный код
Обновить

Copyright ©, МЕДИЦИНА Научно-популярный журнал, 2012-1018. Все права защищены.