1 1 1 1 1 1 1 1 1 1

«Ищите инфекцию»,— говорит хирург, осматривая температурящего больного после операции. «Ищите инфекцию»,— вторит педиатр, заметив отклонения в развитии новорожденного. «Ищите инфекцию»,— заявляют терапевты и урологи, окулисты и отолярингологи, встречая осложнения в течении «своих» заболеваний. А недавно такой же призыв прозвучал из уст демографа М. С. Бедного: «Ищите грипп!»

Эпидемии гриппа очень «портят» показатели нашего здоровья. В статистических ежегодниках Центрального статистического управления России иногда можно встретить сноску: «Некоторое увеличение смертности населения вызвано эпидемией гриппа в феврале — марте...» Да, да, из- за гриппа наблюдается сезонное увеличение общей смертности населения иногда на целых 15% по сравнению с благополучным в отношении этой инфекции периодом. Если взять сведения из сборника «СССР в цифрах», где опубликованы данные о числе умерших на каждую тысячу населения по годам, то и здесь обнаружится подобная зависимость. М. С. Бедный сопоставил приросты коэффициентов смертности с прошедшими эпидемиями гриппа и обнаружил их явную зависимость.

Так, в неблагополучном по гриппу 1959 г. по сравнению с 1958 г. коэффициент смертности увеличился с 7,2 на тысячу населения до 7,6, а в 1960 и 1961 г. остался на одном уровне, в эпидемический 1962 г. снова возрос, а в последующие годы даже уменьшился, что совпадает с падением интенсивности эпидемического процесса при гриппе. Что означают для нас колебания на десятые доли процента, скажем на 0,3? При показателе 7,5 общее число умерших составило в 1962 г. 1 666 740 человек, а при коэффициенте 7,2 (1963 г.) — 1 626 927 человек. Иначе говоря, за эпидемию гриппа пришлось расплачиваться сорока тысячами жизней.

Но позвольте, разве мы хороним столько людей в период эпидемии? Нет, «чистый» грипп как причина смерти регистрируется сравнительно редко: в среднем на каждые 10 тыс. зарегистрированных заболеваний 1—3 случая, или, как говорят медики, летальность гриппа составляет 0,01—0,03%. В то же время Н. В. Романов отмечает, что через 1—1,5 месяца после эпидемии гриппа смертность от сердечно-сосудистых заболеваний возрастает но сравнению со средним ожидаемым уровнем на 25—75%.

Это только грипп. А сколько еще других инфекций «портят» статистику нашего здоровья!

Но вначале надо определить, какую патологию человека следует отнести к инфекциям, а какие заболевания считать неинфекционными? Казалось бы, этот вопрос должен быть давно решенным. Но это далеко не так. Изучение структуры инфекционной заболеваемости, по данным официальной статистики, не всегда верно отражает реальное положение дел. Ну хотя бы потому, что обязательной регистрации подлежат далеко не все заболевания и по статистическим отчетам СЭС учитывается всего лишь немногим больше 40 инфекционных болезней. А ведь по подсчетам академика В. М. Жданова имеется не менее 1340 самостоятельных болезней инфекционной природы и вообще в природе известно более 2500 возбудителей, играющих ту или иную роль в патологии людей. Так как же быть в таком случае? Может быть, все эти многочисленные разновидности возбудителей настолько редко встречаются и настолько безобидны, что о них и не стоит вести разговор? Нет, оказалось, что за пределами обычно демонстрируемой статистики заразных болезней остаются многие из них, заболеваемость которыми в несколько раз перекрывает таковую при традиционно учитываемых инфекциях.

Это объясняется тем, что долгие годы человечество сильно страдало от 2—3 десятков особо распространенных и злостных инфекций, таких, как оспа и чума, холера и тифы, дизентерия и проказа, наконец, скарлатина, корь, коклюш и т. п. Борьба с остальными менее опасными инфекциями, естественно, отодвигалась на второй план. Теперь же после искоренения оспы и малярии, чумы и полиомиелита, а также снижения заболеваемости большинством других ведущих инфекций настала пора разобраться в причинах усиления активности некоторых «старых» и даже появления «новых» заразных болезней.

Одной из причин выявления «новой» инфекционной патологии сегодняшнего дня является, конечно, улучшение всех видов диагностики. И там, где вчера ставили диагноз горячки, теперь выясняется, что речь шла либо о туберкулезе, либо о тифах (которых также несколько видов— сыпной, возвратный, брюшной, паратифы и др.), либо о других заболеваниях, протекающих с высокой температурой. Тут могли быть и грипп, и ангина, и корь, и скарлатина. А сколько нозологических единиц стало дифференцироваться в связи с успехами серологической, бактериологической, вирусологической, паразитологической и других видов диагностики! Только острые респираторные заболевания могут вызываться более чем 100 различными вирусами. Давно ли раскрыта природа клещевого и японского энцефалитов, геморрагических лихорадок? Всего каких-нибудь 40 лет назад! А скарлатиноподобная лихорадка как самостоятельное заболевание расшифровано только 15—20 лет назад. И еще целый ряд так называемых медленных инфекций удалось установить только благодаря успехам современной молекулярной биологии, вирусологи и генетики. К таким болезням относятся куру, рассеяный склероз.

Кроме заболеваний, о которых мы услышали только в последние годы, имеется множество наших давних знакомых, но их инфекционная природа просто упускалась из виду. Ну, скажем, аппендицит? Считать его принадлежащим сугубо к компетенции хирургии? А ведь это фактически инфекционная болезнь, если и не заразная, то уж наверняка связанная с воспалительными процессами, вызванными некоторыми видами микроорганизмов.

Около 35% всех нозологических единиц, перечисленных в международной классификации причин заболеваний и смертей, имеют инфекционную природу. Какие из этих нозоформ должны подлежать эпидемиологическому надзору?

О. В. Бароян и Л. Н. Спицына проанализировали обширный круг инфекционной патологии, встречающейся в практике специализированных служб (кожно-венерические, гнойно-воспалительные, аллергические и другие болезни). Часть этих заболеваний вообще находится вне сферы эпидемиологического надзора (аппендициты, стоматиты, нефриты, отиты), другие же контролируются различными специалистами (терапевтами, фтизиатрами, кожно-венерологами, хирургами и т. д.) без проведения эпидемиологического обследования и профилактических мероприятий. Так, практически бесконтролен лямблиоз, поражающий в некоторых местностях до 20% населения (Ф. И. Комаров и др., 1978). А между тем он включает все признаки кишечной инвазии и резко усугубляет течение ряда инфекционных и соматических заболеваний. Инфекционную природу имеют ранние формы сахарного диабета, миокардиты, тромбофлебиты, циститы и многие другие, так называемые сугубо терапевтические, хирургические, урологические и прочие заболевания.

К гнойно-воспалительным заболеваниям относятся: сепсис, рожа, ангина, бронхиты, пневмонии, аппендициты, ревматическая инфекция и ее многочисленные осложнения, включая пороки сердца, перикардиты, эндокардиты, полиартриты и т. п. Сюда можно отнести всем знакомые конъюнктивиты, отиты, риниты, ларингиты, трахеиты, плевриты, стоматиты, гингивиты, пульпиты, периодонтиты, а также остеомиелиты, тендовагиниты, карбункулы, фурункулы, флегмоны, абсцессы, гидроадениты, панариции и еще ряд болезней уха, горла, носа, глаз, ротовой полости, зубов, суставов и пр. Многие родители знают, как страдают новорожденные дети от различных кожных гнойных болезней — пиодермий, импетиго, а их матери — от маститов (воспалений молочной железы)! А какими серьезными осложнениями грозят пиелиты, циститы, нефриты — заболевания почек и мочевыводящих путей! Говоря о гнойных инфекциях, нельзя не вспомнить, что они составляют львиную долю осложнений при травмах и ранениях. Очень опасны гнойные осложнения при ожогах. Среди хирургических осложнений очень част и грозен перитонит — воспаление брюшины.

Возбудителями гнойно-воспалительных заболеваний могут быть стафилококки и стрептококки, пневмококки, колибактерии, гонококки, менингококки, синегнойная палочка, протей и многие другие виды микроорганизмов. Практически все из перечисленных болезней не регистрируются как инфекционные, они проходят как хирургические, гинекологические и другие заболевания, что сильно затрудняет борьбу с ними.

Может быть, все эти заболевания не дают групповых вспышек и эпидемий? Нет, это совершенно неверное представление! Многие из перечисленных и не вошедших в этот перечень инфекций могут вызывать групповые вспышки, а иногда и настоящие эпидемии. Так, были зарегистрированы вспышки острого гломерулонефрита — серьезного поражения почек, вызванные специфическими нефрогенными штаммами стрептококка. Развитию воспаления почек предшествует острая инфекция зева, кожи и т. п. При этом не исключено, что сами микроорганизмы не участвуют в нарушении работы почек, а только вызывают особую их сенсибилизацию, а далее все протекает по типу аллергической реакции. То же самое касается некоторых видов полиартрита и других заболеваний, включая ревматические. Сколько ущерба здоровью и обществу наносят все эти «незаметные» инфекции! Описаны эпидемии или вспышки стоматитов, лимфоцитозов, лимфоденитов, тромбофлебитов, конъюнктивитов и т. п. Особенно опасны вспышки внутрибольничных инфекций.

В целом около 60% общего числа смертных случаев обусловлено прямо или косвенно инфекционной патологией! Даже смерть от травм зачастую связана с инфекционной патологией: различными осложнениями ожогов, ран и т. д., гнойными и другими инфекциями, а нередко столбняком и газовой гангреной.

На основании подробного анализа Л. Н. Спицына показала, что болезни, связанные с инфекционными агентами, продолжают оставаться самыми массовыми, достигая 60— 70% и более среди всех заболеваний человека. А истинная инфекционная заболеваемость в 10 раз и более превышает ту, которая учитывается только по традиционным нозологическим единицам.

В результате целого ряда условий современной жизни некоторые болезни, не игравшие ранее значительной роли в инфекционной патологии, стали приобретать существенное значение. К ним, в частности, относятся стафилококковые инфекции. «Чума двадцатого века» — так именуют их сегодня. Еще в 60-х годах Г. Н. Чистович писал, что «потери, связанные с утратой трудоспособности от стафилококковой инфекции, превышают аналогичные показатели, обусловленные всеми острозаразными заболеваниями, за исключением гриппа. Число новорожденных и взрослых людей, гибнущих от стафилококковой инфекции, оказывается более значительным, чем количество умирающих от брюшного тифа, дизентерии и дифтерии, вместе взятых. Наконец, пищевые интоксикации стафилококковой природы стоят па первом месте среди всей группы подобных процессов».

Патогенные стафилококки вызывают не только большую часть пищевых отравлений, но и половину всех ангин и послеожоговых пиодермий. К этому следует добавить, что в целом, по данным Организации Объединенных Наций, только паразитарные и респираторные инфекционные заболевания являются причиной смерти в 10% случаев в развитых странах и в 44% в развивающихся государствах.

Таким образом, далеко не все инфекционные болезни уходят в прошлое.


Добавить комментарий

Защитный код
Обновить

Copyright ©, МЕДИЦИНА Научно-популярный журнал, 2012-1018. Все права защищены.