1 1 1 1 1 1 1 1 1 1

Бронхиальную астму перестали считать безобидным страданием, причиняющим иногда дискомфорт и никогда не ведущим к смерти. Любопытно в этой связи высказывание Труссо (1876)! «Astme nest pas fatal» («От астмы не умирают»). Несколько странно звучат сегодня слова этого знаменитого врача, страдавшего некогда бронхиальной астмой. Подтверждение этой версии мы находим и у его современника: «Многие астматики тяжело дышат до самой старости» (Брей).

В Большой медицинской энциклопедии 1928 года издания можно по этому вопросу прочитать следующее: «Смерть во время" припадка астмы редка, в литературе описано всего несколько случаев» (М. Арьев).

Э. М. Гелылтен и В. Ф. Зеленин еще в 1950 г. могли говорить об относительно благоприятном течении астмы: «Самый тяжелый приступ, даже длительные астматические состояния не заканчиваются смертью».

Если обратиться к наблюдениям послевоенного времени, можно отметить увеличение частоты злокачественного тяжелего течения бронхиальной астмы. По последним данным, смертность в группе больных с неблагоприятным прогнозом составляет 16%. Патоморфоз (изменение течения) бронхиальной астмы в наши дни большинство авторов связывают с урбанизацией и выраженной антигенной насыщенностью окружающей среды, частотой вирусных, микоплазменных пневмоний, сенсибилизацией организма при вакцинации, антибиотикотерапии и другими причинами. Уместно будет сказать, что среди эскимосов Канады, аборигенов Австралии и некоторых других народностей, живущих вдали от больших городов, аллергические заболевания не встречаются. В тоже время при наличии эффективных препаратов (в том числе усовершенствованных вакцин) смертность от бронхиальной астмы в таких странах, как США и Англия, возросла почти в 50 раз.

Может быть не надо лечить астму и воспользоваться рекомендациями прошлого века, когда «от астмы не умирали»? К сожалению, этого сделать нельзя. Одна из причин тому — нарушение экологического взаимоотношения между микро- и макроорганизмами. Лекарства становятся аллергенами для человека и питанием для микробов. Микробы испытали на себе все фармакологические агрессии и выжили. Произошел отбор наиболее устойчивых для организма человека микроорганизмов.

Изменение тяжелого течения бронхиальной астмы за последние 30 лет можно проследить на примере изменения чувствительности этих больных к лечению протеолитическими ферментами.

На заре становления ферментотерапии (1950—1960) появились публикации об эффективности ферментов у 70—75% больных бронхиальной астмой. По этому поводу известный ученый (Абдерхалден, 1958) сказал так: «Мы находимся в новой эре развития медицины, эре, стоящей под знаменем ферментов».

Часто ли врачи нашего времени рассчитывают на эффект внутримышечного введения трипсина при астме? Редко. Как правило, его применяют при симптоматическом бронхоспазме неаллергической природы и синдромной астме. Может, это была необоснованная реклама зарубежных фирм? Данные зарубежных авторов были проверены работами отечественных исследователей. Однако результаты уже более сдержанны, потому что были получены в период «антибиотической эскалации микробов». Внедрение «мегадоз» пенициллина (удвоение доз, применение ударных антимикробных программ) уменьшило число больных с гнойной мокротой, у которых ферменты были эффективны, и увеличило количество больных с аллергическим процессом, когда использование ферментов иногда стоит больному анафилактического шока. В литературе накопилось большое число подобных реакций, иногда с летальным исходом от применения ферментов. Обзор по этому разделу свидетельствует о значительном сдвиге в структуре астмы с увеличением аллергических процессов. Формула и субстрат трипсина остались теми же, что и 30 лет назад, но больной за это время стал неузнаваем.

Вслед за мощной противоинфекционной программой и резким снижением летальности от острых инфекций появилось большое число случаев хронических заболеваний легких и возросло количество бронхиальной астмы.

С возрастом человека тесно связана его реактивность, в том числе аллергическая. Естественная инволюция организма сопровождается также ослаблением атонической активности; реже встречаются положительные кожные пробы, слабо определяются реагины в крови. Изложенное не может не отражаться на течении бронхиальной астмы в процессе роста и старения человека. Наиболее яркие аллергические реакции и приступы астмы наблюдаются в детском возрасте, менее выраженные в среднем возрасте и нечеткие в старом. Было замечено, что при многолетнем (иногда на протяжении всей жизни) существовании астмы «гасится» ее необузданный аллергический характер.

Это становится наиболее ощутимым на фоне присоединения хронического деформирующего бронхита, иногда с бронхоэктазами, или пневмонией.

Именно в этом смысле говорят о старости астмы или «застарелой» бронхиальной астме. В преклонном возрасте астма часто имеет признаки легочной недостаточности, иногда легочного сердца. Присоединение инфекции вызывает у нее периоды длительной непрерывной одышки экспираторного типа, которые Е. Б. Вотчал называл «хроническими астматическими состояниями». Эти эпизоды значительно контрастируют с тем бурным, иногда драматическим удушьем, которое наблюдается в зрелом возрасте. Зависимость между возрастом и течением астмы легла в основу образного сравнения Б. Е. Вотчала, который «юностью астмы» называл астматический бронхит, самый буйный и опасный ее возраст — «зрелой астмой», а когда она утрачивала свои аллергические черты одновременно со старостью ее носителя (больного) — «застарелой астмой».


Добавить комментарий

Защитный код
Обновить

Copyright ©, МЕДИЦИНА Научно-популярный журнал, 2012-1018. Все права защищены.